яйца, хер пятнистый

terrapet


Terra Petra

Террапетическая поэзия


[sticky post]Самая верхняя полка
стволовые клетки мертворожденных поэтов, поэзия
terrapet
Как говорил один мой знакомый филолог, стихи - это прекрасно, но пусть они держатся от меня подальше. Поэтому, отмотав свой пубертатный срок на ниве любовной лирики и сделав пару ходок в других жанрах, я решил выяснить, почему народ тошнит от стихов и, что более важно, какими они должны быть, чтобы их можно было читать.

Не знаю, насколько это выполнимая задача, и чем этот блог поможет ее решить. Здесь я пишу экспромты, эдакие блиц-стихотворения, и публикую безо всякой термической обработки. Так что не удивляйтесь, что какие-то из них непонятные, странные или плохие. Есть и хорошие ).

Друзей не искал, потыкал палочкой в тех, кто мимо проходил. Свободных мест много, добро пожаловать.

Текущая стратегия: люди, если вы пишете (или читаете) хорошие и короткие стихи, приходите ко мне, я буду на вас молиться!

А по четвергам бывают выпуски Иррациональной Службы Новостей: я пишу блиц-стишок по мотивам новостной ленты Яндекса (теперь - с банановым скриншотом!).

Всем земляники и волшебных дудочек!

Update

А по средАм у нас стихопросы!

Песчаные
яйца, хер пятнистый
terrapet
Из перекошенного ковша –
Небо каплями, брызги искрами –
Сливки звездные бог-левша
Льет котам, проходя над мисками.

Сев на край предрассветной тьмы,
Гладит тварей, в пески закопанных.
Любит, видимо, их, немых,
Коли бродит глухими тропами.

Нет у сфинксов огня в глазах,
Зря ревнует созвездье псовое:
Кошки любят лишь древний прах,
Смертью бережно забинтованный.

Нелето
яйца, хер пятнистый
terrapet
Снегири на ветках зреют,
Чем морозней – тем сочней.
Запирают в норах звери
Непослушных дочерей.

Скрипнет дверь сухой березы –
Отзывается ольха.
Замерзает в небе проза
В хлопья белого стиха.

Звезд соленые кристаллы
Прорезают горний свод.
Белка с дерева упала,
Но до свадьбы заживёт.



Олето
яйца, хер пятнистый
terrapet
Солнце. Тела подкачиваются.
Облокачиваются на город облака,
Чуть покачиваясь.

Солнце. Плавится переносица.
Не переносится зной. Жара абсолютна.
Охота броситься

В море. Рай рыбака и пьяницы.
К солнцу потянутся белые пальцы волны.
И расплавятся.

Купола
яйца, хер пятнистый
terrapet
Выхожу из горизонтали,
Отлипаю, без глаз, без век.
За стенами – зверье с зонтами
Запрудило грибной проспект.

Всё мазня – акварелью фары,
Лица? Призраки бледных лиц?
Где татары, где индоарий –
Слиплись вместе шестьсот страниц.

Был бы птицей, садился б сверху,
И заглядывал под зонты:
Есть ли в зонтиках человеки –
Племя злобных и золотых?

Знаю – пусто под парасолькой,
Неба тучности бороздя,
Насмехаюсь и плачу горько:
Солнца нету, и нет дождя.

Стойтесправа
яйца, хер пятнистый
terrapet
Стеклянные ставни разбиты,
Заброшены мраморны норы,
Бездушные сциллохарибды
Давно оплела мандрагора,
А мы пересадки проспали.

Качаясь от страшной ошибки,
В базальта бездонные дали
Мы мчимся бездумно и дико,
Хватаясь за ребра из стали,
Пытаясь понять, где же печень.

Депо – это сказки для робких,
Каверны туннель бесконечен.
Стемнело в железной коробке.
И тут зажигаются свечи.

Темжевече
яйца, хер пятнистый
terrapet
Падал ветер с потолка, звездного, как небо.
Из окна текла река под луной ущербной,
Простоквашей млечный путь… как же хочется заснуть.

Рыбы пили из реки, выбравшись на мели.
Пели лампам мотыльки, яблони шумели –
Фей волшебных голоса. Но слипаются глаза.

Боги вышли из теней, заварили чайник.
Кошка бродит по стене поступью печальной.
В холодильник лезет гном. Сон усатый, словно сом.

Плиты дома разошлись – велика потеря.
Вниз от ног уходит высь, эльфы лезут в двери.
Ведьмы лают на цепи: жизнь проходит, брат, не спи!

Безразница
яйца, хер пятнистый
terrapet
Дождь идет, уплывают шпроты –
Мира масляные детали.
Исчезают за поворотом
Точки, тени, горизонтали.

Мы бы падали на колени –
К небу руки вздевая, плача,
Мы зубами бы рвали вены,
Глядя в тающий след собачий.

Только нам все равно, все ровно.
Ливень выстучал древний шифр.
С кровли тянутся струйки крови,
Проедая бетон и шифер.

Мальчик
яйца, хер пятнистый
terrapet
Темнеет небо на глазах, темнеет небо.
Я бы не знал, что значит страх, когда б не ведал.
Все жгут мосты и города, но не хочу я.
Кто жизнь не нюхал никогда, тот смерть не чует.
Заплачу страстно, горячо, забившись в угол, –
Одной из кучи ни о чем поживших кукол.

Гном он
яйца, хер пятнистый
terrapet
Встали солнечные часы?
Завтраком их корми.
Апельсинов в стакан насыпь,
Рыжиков и хурмы.

Встали – сонные, трут глаза,
Волосы черт-те как.
Ночью снились им голоса:
Что-то про тик и так.

Пили ночью клепсидры сок,
Ели песочный тлен.
Высунь, время, свой язычок,
Надо увидеть тень.

?

Log in